Еда

Еда

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Что ели и пили минойцы?

Для многих людей изучение той или иной культуры ограничивается лишь тем, что можно упаковать в понятие «самое»: самое древнее, самое развитое, самое оригинальное и так далее. Конечно, вполне логично, что, заинтересовавшись наследием прошлого, мы обращаемся в первую очередь к изучению искусства и архитектуры — они прекрасны, поразительны и показательны, эти сферы жизни отлично характеризуют людей, но с одним важным уточнением — скорее такими, как они хотели бы быть, увековеченными во времени, приближенными к идеалу, а не такими, какими они были на самом деле.

В тоже время, я глубоко убеждена в том, что, обращаясь к таким банальным и на первый взгляд малоинтересным вещам, как особенности древнего быта, можно «оживить момент», приблизиться в своем понимании к реальным людям, жившим даже тысячелетия назад.

Кулинарная археология

К счастью, мой интерес к подобным не особенно высокодуховным вещам разделяют и профессиональные ученые, археологи, которые за последние годы подарили миру немало интересных работ, основанных на изучении археологических данных из минойских дворцов и поселений на Крите. Проводятся семинары и научные мероприятия, посвященные кулинарии древнего средиземноморья, например, в 2010 году в Британском музее прошла конференция под названием «Керамика, кухня и культура: археологические и научные изыскания о кухонной утвари в древнем Средиземноморьи» (Ceramics, cuisine and culture: the archaeology and science of kitchen pottery in the ancient Mediterranean world).

Сегодня в свободном доступе можно найти интереснейшие, на мой взгляд, работы Джеролин Моррисон (Jerolyn Morrison), американского антрополога, специалиста по минойской керамике, участницы раскопок в Мохлосе. Она не только изучает найденные минойские сосуды на предмет содержимого, но и пытается воспроизводить древние рецепты и знакомит с ними всех желающих, даже используя для готовки и подачи реплики древней минойской глиняной посуды.

Критская диета

Жители древнего Крита, как и современные критяне, в первую очередь питались теми продуктами, которыми их щедро одаривал собственный остров.

  • Множество видов бобовых, таких как чечевица и бобы, злаки, такие как ячмень и пшеница, фрукты и орехи, такие как фиги и миндаль,
  • Рыба и морепродукты: мелкие и крупные рыбы, разные виду моллюсков, каракатицы и морские улитки;
  • Мясо животных, которых они разводили или на которых охотились, таких как козы, овцы, зайцы, свиньи и крупный рогатый скот, а в позднеминойский период зафиксировано употребление в пищу мяса диких оленей;
  • Оливковое масло и вино, следы производства и употребления которых зафиксированы на Крите с эпохи неолита.

Как готовили

Это вопрос все еще активно изучается археологами. Например, ученые пытаются реконструировать, как и какие глиняные сосуды использовались для готовки, от огромных треногих горшков до маленьких плошек. В 2010 году участники проекта Minoiton Gefseis (Minoan Tastes) воссоздали глиняную посуду, деревянные столовые приборы, крышки из натянутой на деревянные рамы кожи и другую минойскую утварь.

Основными способами обработки пищи были варение, жарка на огне и томление на углях. Для сохранения овощей и фруктов до следующего урожая использовались традиционные способы, такие как маринование, соление и сушка.


title bgr


 book1Лабиринты времени: Кноссос

В «Лабиринте времени» я постаралась воссоздать минойский кулинарный ландшафт в описании Кухни в Кноссосе и дворцового пира, на котором один из главных героев пришел в немалое замешательство, столкнувшись с древними блюдами.

Под Кухней в Кноссоском дворце понималась целая череда помещений, галерей, складов, подполов и несколько больших и маленьких внутренних дворов. Только трое специальных писцов-счетоводов да Высокопочтенный Управляющий Дворцом знали, сколько во власти Иды находится комнат, залов и подсобных помещений, теплых сухих кладовых и прохладных подвалов. А уж что говорить о поистине царских сокровищах, их наполняющих!

В амбарных комнатах штабелями лежали льняные мешки с фасолью, чечевицей, горохом и сладкими бобами рожкового дерева, цератонии. Огромные глиняные пифосы, более мелкие кувшины и чаны, у каждого вида которых было своё название, наполненные ячменем, пшеницей, вином, оливковым маслом, медом, солеными маслинами и каперсами занимали целые галереи.

В отдельных хорошо проветриваемых и освещенных комнатах-сушильнях на специальных стеллажах вялились яблоки и груши, смоква и айва, виноград и другие ягоды, а также фисташки, миндаль, лесные и грецкие орехи, сосновое семя, плоды можжевельника и различные съедобные корни.

Сочные, только собранные фрукты были аккуратно разложены на полках и в плетеных из прутьев и морской травы корзинах во фруктохранилище. Осенью их сменяли каштан, рябина, боярышник и терновник, а в конце зимы – бабилонская мушмула.

Овощной склад всегда был заполнен просушенными и очищенными дарами Матери-Земли Деметры, здесь были: репа и хрен, белая свекла и тыква, корни пастернака и клубни гиацинта, лук и чеснок. На грядках в Травном Дворе росла обласканная солнцем и заботливыми руками помощниц Иды свежая зелень и корнеплоды: подорожник, пастернак, укроп, мята, тмин, сезам, кориандр, сельдерей, цикорий, хрен, репа, огурцы и еще десятки растений.

В зале рыболовов и рыбоделов (предусмотрительно отделенном от остальных помещений длинным переходом и широким внутренним двором, засаженным пахучими цветами) кухарки, повара и их многочисленные помощники всегда могли найти свежую и соленую рыбу всех мастей и размеров: дораду, лобана, скарпену, рыбу-попугая, барабулю, сардин, анчоусов, тунца и даже грозную меч-рыбу. Некоторые придворные предпочитали более простую и незамысловатую пишу, которую тоже доставляли ежедневно – осьминогов, морских ежей, креветок и разные виды ракушек.

В мясном складе висели на крюках и лежали на полках целые туши или отдельные части коз и овец, а также разнообразная дичь, каждый день исправно доставляемая ко двору охотниками.

К мясным рядам примыкала молочная галерея, заполненная тугими белыми, желтыми, рыжими, розовыми и зеленоватыми кругами сыров, кувшинами с молоком, сливками и свежесквашенным йогуртом.

Все эти и многие-многие другие несметные богатства поставлялись во дворец, обрабатывались и приготовлялись целым сонмом специальных служащих и работников. Но безраздельной и непоколебимой властью над этим ульем обладала одна старая женщина — кухарка Ида. Не даром ее имя происходило от названия самой могучей и высокой горы на острове, в пещерах которой рождаются и умирают боги.

 Глава 2. Кухонное царство

— Нет, все-таки ты немножечко варвар, как так «переволновался»? Цари в таком не признаются. Надо говорить «был занят более важными делами и не обратил внимания на убранство зала», как-то так.

—  Ага, точно, не обратил внимания, — смущенно поддакнул Тэс, вспоминая, что в тот вечер он вообще был не в себе, в полушоковом состоянии отщипывал кусочки от какой-то лепешки и макал их в соус до тех пор, пока Алкмена не указала ему, что это, во-первых, подливка для ячменной каши, а во-вторых, на столах такое количество самых разнообразных блюд, что глупо набивать живот хлебом.

С местной едой у него до сих пор случались казусы. С одной стороны, кноссоские повара были отменными кулинарами и из не очень мудреных продуктов им удавалось создавать сотни разнообразных вкуснейших блюд.

С другой стороны, разобраться в видах кушаний, порядке их поглощения, понять с чем что сочетается было практически невозможно. В первые дни каждая трапеза превращалась для Тэса в пытку древним столовым этикетом. К счастью, оказалось все ахейцы не очень-то блистали по этой части и регулярно попадали в неловкие ситуации.

Сначала Тэс понял, что без особых опасений можно налегать на хлобобулочные изделия: на столах всегда стояли свежайшие лепешки с хрустящей корочкой. Их клали на блюдо со специальными углублениями для соусов, куда можно было макать хлеб, и не бояться что-нибудь напутать. 

В остальном же по части еды в Кноссосе существовала масса сложностей и неписанных правил. Например, мясо могли есть далеко не все и не всякое, а многие части туш считались жертвенными и всегда отдавались богам. Или вот, как их называли критяне, дары моря.

Стоит себе, предположим, на столе за ужином вереница продолговатых блюд, а на них — подрумяненные краснобокие барабули, плоские пучеглазые дорады, нарезанные кусками жирные лобаны и россыпь каких-то мелких рыбешек. Рядом на тарелках красуется ворох всяких моллюсков и прочих морских обитателей: осьминогов, кальмаров, каракатиц, морских ежей, устриц.

Ну кто знает, что устриц можно есть только женщинам, а осьминогов — мужчинам?  Тем более что одни морепродукты могут быть фаршированы другими и потушены в подливе из третьих. А макать их во что? Рядом чашечек двадцать с соусами, все разных оттенков и консистенции.

Тэс на первом своем пиру неосмотрительно окунул кусок рыбы в безобидную на вид красноватую пасту, которая, как он надеялся, могла быть похожа по вкусу на кетчуп — куда там! Такая «вырви глаз» штука оказалась, что он накинулся на ближайший кувшин с жидкостью, пытаясь залить горящее в горле пламя.  Спустя немаленький такой кубок оказалось, что запивает он этот термоядерный замес сладким пряным варом, отчего ему стало еще хуже.

Окинув выпученными слезящимися глазами стол Тесей заметил глубокую миску с водой, залпом её осушил, и лишь спустя пару минут, когда его лицо приняло более свойственное нормальным людям выражение, он, сопровождаемый многозначительными взглядами и редкими смешками, понял, что выпил воду из чаши для омовения рук. Вилок-то у них не было, а руки после еды полагалось мыть.

С овощами все было тоже, мягко говоря, не просто. Половину Тэс вообще в глаза не видел, некоторые никогда бы не стал называть съедобными, а часть они готовили так, что в рот положить страшно. Обычно на завтрак ставили блюда с только что сорванными с грядок плодами и зеленью: на хрустящих листьях цикория, эндивия, черемши, портулака и лиственной свеклы, среди сочных стеблей чертополоха и спаржи, красовались мясистые головки артишоков, красные шарики редиса, а также распаренная репа и тыква.

Но все это не вызывало у привыкшего к картошке, помидорам и огурцам Тэса ни малейшего энтузиазма, зато маринованные с плодами можжевельника чеснок и луковицы лилий ему полюбились, потому что еду здесь не солили, а эти закуски стали неплохим дополнением к пресной пище.

Но пальму первенства Тесей не сомневаясь отдал бы умопомрачительным местным сыры. Если бы его мама, Елена Александровна, которая не без самоиронии признавала за собой казоморфиновую зависимость, увидела такое изобилие, позавидовала бы своему загремевшему в прошлое сыну. Их здесь делали из разных видов молока: коровьего, овечьего, козьего с разнообразными добавками от душицы, укропа, тимьяна и мяты до орехов, ягод и кореньев. Острые сыры сервировались отдельно от сладких, которые подавали после нескольких перемен блюд в конце пиршества.

К более сложным и непонятным закускам Тэс зарекся даже прикасаться. Небольшие чаши с нежно-розового цвета муссом из рыбьей икры или ярко зеленая паста из молодых конских бобов казались ему специально расставленными опасными снарядами на минном поле обеденного стола.

Бобы, кстати, критянам тоже удавались неплохо. Тушеные и жареные горох, чечевица, несколько видов фасоли подавались так, что разные по цветам и размеру они складывались на блюдах в красивые мозаичные картины и как минимум отлично украшали стол.

Глава 7. На суше и на море, в плену и на воле

О проекте KnossosLab

На данный момент KnossosLab - это проект одного человека, решившего собрать в одном месте всё самое важное и интересное о минойском Крите.

KnossosLab на Facebookfacebok

 

telegramKnossosLab в Телеграм

Чем помочь?

Вы можете принять участие в заполнении базы!

  • Сделать перевод статей
  • Прислать ссылки на редкие материалы
  • Написать эксклюзивный материал в одну из рубрик
  • И, конечно, не стесняемся, ПОМОГАЕМ МАТЕРИАЛЬНО!

Подписаться на рассылку

Ежемесячная рассылка новостей

KnossosLab - сама полня база знаний о цивилизации минойского Крита на русском языке.

© KnossosLab 2017 - 2018. Все права защищены

Search